ДНЕВНИЧОКкаффайной Сакурачки )))))
название дневника-бред XD
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

ДНЕВНИЧОКкаффайной Сакурачки ))))) > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — вторник, 13 ноября 2018 г.
Калейдоскоп Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:40
Взрыв огромным консервным ножом вспорол корпус ракеты.
Людей выбросило в космос, подобно дюжине трепещущих серебристых рыб.
Их разметало в черном океане, а корабль, распавшись на миллион осколков, полетел дальше, словно рой метеоров в поисках затерянного Солнца.
- Беркли, Беркли, ты где?
Слышатся голоса, точно дети заблудились в холодной ночи.
- Вуд, Вуд!
- Капитан!
- Холлис, Холлис, я Стоун.
- Стоун, я Холлис. Где ты?
- Не знаю. Разве тут поймешь? Где верх? Я падаю. Понимаешь, падаю.
Подробнее…Они падали, падали, как камни падают в колодец. Их разметало, будто двенадцать палочек, подброшенных вверх исполинской силой. И вот от людей остались только одни голоса - несхожие голоса, бестелесные и исступленные, выражающие разную степень ужаса и отчаяния.
- Нас относит друг от друга.
Так и было. Холлис, медленно вращаясь, понял это. Понял и в какой-то мере смирился. Они разлучились, чтобы идти каждый своим путем, и ничто не могло их соединить. Каждого защищал герметический скафандр и стеклянный шлем, облекающий бледное лицо, но они не успели надеть силовые установки. С маленькими двигателями они были бы точно спасательные лодки в космосе, могли бы спасать себя, спасать других, собираться вместе, находя одного, другого, третьего, и вот уже получился островок из людей, и придуман какой-то план... А без силовой установки на заплечье они - неодушевленные метеоры, и каждого ждет своя отдельная неотвратимая судьба.
Около десяти минут прошло, пока первый испуг не сменился металлическим спокойствием. И вот космос начал переплетать необычные голоса на огромном черном ткацком стане; они перекрещивались, сновали, создавая прощальный узор.


- Холлис, я Стоун. Сколько времени можем мы еще разговаривать между собой?
- Это зависит от скорости, с какой ты летишь прочь от меня, а я-от тебя.
- Что-то около часа.
- Да, что-нибудь вроде того, - ответил Холлис задумчиво и спокойно.
- А что же все-таки произошло? - спросил он через минуту.
- Ракета взорвалась, только и всего. С ракетами это бывает.
- В какую сторону ты летишь?
- Похоже, я на Луну упаду.
- А я на Землю лечу. Домой на старушку Землю со скоростью шестнадцать тысяч километров в час. Сгорю, как спичка.
Холлис думал об этом с какой-то странной отрешенностью. Точно он видел себя со стороны и наблюдал, как он падает, падает в космосе, наблюдал так же бесстрастно, как падение первых снежинок зимой, давным- давно.



Остальные молчали, размышляя о судьбе, которая поднесла им такое: падаешь, падаешь, и ничего нельзя изменить. Даже капитан молчал, так как не мог отдать никакого приказа, не мог придумать никакого плана, чтобы все стало по-прежнему.
- Ох, как долго лететь вниз. Ох, как долго лететь, как долго, долго, долго лететь вниз, - сказал чей-то голос. -Не хочу умирать, не хочу умирать, долго лететь вниз...
- Кто это?
- Не знаю.
- Должно быть, Стимсон. Стимсон, это ты?
- Как долго, долго, сил нет. Господи, сил нет.
- Стимсон, я Холлис. Стимсон, ты слышишь меня?
Пауза, и каждый падает, и все порознь.
- Стимсон.
- Да. - Наконец-то ответил.
- Стимсон, возьми себя в руки, нам всем одинаково тяжело.
- Не хочу быть здесь. Где угодно, только не здесь.
- Нас еще могут найти.
- Должны найти, меня должны найти, - сказал Стимсон. - Это неправда, то, что сейчас происходит, неправда.
- Плохой сон, - произнес кто-то.
- Замолчи!-крикнул Холлис.
- Попробуй, заставь, - ответил голос. Это был Эплгейт. Он рассмеялся бесстрастно, беззаботно. - Ну, где ты?
И Холлис впервые ощутил всю невыносимость своего положения. Он захлебнулся яростью, потому что в этот миг ему больше всего на свете хотелось поквитаться с Эплгейтом. Он много лет мечтал поквитаться, а теперь поздно, Эплгейт - всего лишь голос в наушниках.
Они падали, падали, падали...

Двое начали кричать, точно только сейчас осознали весь ужас, весь кошмар происходящего. Холлис увидел одного из них: он проплыл мимо него, совсем близко, не переставая кричать, кричать...
- Прекрати!
Совсем рядом, рукой можно дотянуться, и все кричит. Он не замолчит. Будет кричать миллион километров, пока радио работает, будет всем душу растравлять, не даст разговаривать между собой.
Холлис вытянул руку. Так будет лучше. Он напрягся и достал до него. Ухватил за лодыжку и стал подтягиваться вдоль тела, пока не достиг головы. Космонавт кричал и лихорадочно греб руками, точно утопающий. Крик заполнил всю Вселенную.


"Так или иначе, - подумал Холлис. - Либо Луна, либо Земля, либо метеоры убьют его, зачем тянуть?"
Он раздробил его стеклянный шлем своим железным кулаком. Крик захлебнулся. Холлис оттолкнулся от тела, предоставив ему кувыркаться дальше, падать дальше по своей траектории.
Падая, падая, падая в космос, Холлис и все остальные отдались долгому, нескончаемому вращению и падению сквозь безмолвие.
- Холлис, ты еще жив?
Холлис промолчал, но почувствовал, как его лицо обдало жаром.
- Это Эплгейт опять.
- Ну что тебе, Эплгейт?
- Потолкуем, что ли. Все равно больше нечем заняться.
Вмешался капитан:
- Довольно. Надо придумать какой-нибудь выход.
- Эй, капитан, молчал бы ты, а? - сказал Эплгейт.
- Что?
- То, что слышал. Плевал я на твой чин, до тебя сейчас шестнадцать тысяч километров, и давай не будем делать из себя посмешище. Как это Стимсон сказал: нам еще долго лететь вниз.
- Эплгейт!
- А, заткнись. Объявляю единоличный бунт. Мне нечего терять, ни черта. Корабль ваш был дрянненький, и вы были никудышным капитаном, и я надеюсь, что вы сломаете себе шею, когда шмякнетесь о Луну.
- Приказываю вам замолчать!
- Давай, давай, приказывай. - Эплгейт улыбнулся за шестнадцать тысяч километров. Капитан примолк. Эплгейт продолжал: - Так на чем мы остановились, Холлис? А, вспомнил. Я ведь тебя тоже терпеть не могу. Да ты и сам об этом знаешь. Давно знаешь.
Холлис бессильно сжал кулаки.
- Послушай-ка, что я скажу,- не унимался Эплгейт.- Порадую тебя. Это ведь я подстроил так, что тебя не взяли в "Рокет компани" пять лет назад.
Мимо мелькнул метеор. Холлис глянул вниз: левой кисти как не бывало. Брызнула кровь. Мгновенно из скафандра вышел весь воздух. Но в легких еще остался запас, и Холлис успел правой рукой повернуть рычажок у левого локтя; манжет сжался и закрыл отверстие. Все произошло так быстро, что он не успел удивиться. Как только утечка прекратилась, воздух в скафандре вернулся к норме. И кровь, которая хлынула так бурно, остановилась, когда он еще сильней повернул рычажок - получился жгут.


Все это происходило среди давящей тишины. Остальные болтали. Один из них, Леспер, знай себе, болтал про свою жену на Марсе, свою жену на Венере, свою жену на Юпитере, про свои деньги, похождения, пьянки, игру и счастливое времечко. Без конца тараторил, пока они продолжали падать. Летя навстречу смерти, он предавался воспоминаниям и был счастлив.
До чего все это странно. Космос, тысячи космических километров - и среди космоса вибрируют голоса. Никого не видно, только радиоволны пульсируют, будоражат людей.
- Ты злишься, Холлис?
- Нет.
Он и впрямь не злился. Вернулась отрешенность, и он стал бесчувственной глыбой бетона, вечно падающей в никуда.
- Ты всю жизнь карабкался вверх, Холлис. И не мог понять, что вдруг случилось. А это я успел подставить тебе ножку как раз перед тем, как меня самого выперли.
- Это не играет никакой роли, - ответил Холлис"
Совершенно верно. Все это прошло. Когда жизнь прошла, она словно всплеск кинокадра, один миг на экране; на мгновение все страсти и предрассудки сгустились и легли проекцией на космос, но прежде чем ты успел воскликнуть: "Вон тот день счастливый, а тот несчастный, это злое лицо, а то доброе", - лента обратилась в пепел, а экран погас.
Очутившись на крайнем рубеже своей жизни и оглядываясь назад, он сожалел лишь об одном: ему всего-навсего хотелось жить еще. Может быть, у всех умирающих/такое чувство, будто они и не жили? Не успели вздохнуть как следует, как уже все пролетело, конец? Всем ли жизнь кажется такой невыносимо быстротечной - или только ему, здесь, сейчас, когда остался всего час-другой на раздумья и размышления?
Чей-то голос - Леспера - говорил:
- А что, я пожил всласть. Одна жена на Марсе, вторая на Венере, третья на Юпитере. Все с деньгами, все меня холили. Пил, сколько влезет, раз проиграл двадцать тысяч долларов.
"Но теперь-то ты здесь, - подумал Холлис. - У меня ничего такого не было. При жизни я завидовал тебе, Леспер, пока мои дни не были сочтены, завидовал твоему успеху у женщин, твоим радостям. Женщин я боялся и уходил в космос, а сам мечтал о них и завидовал тебе с твоими женщинами, деньгами и буйными радостями. А теперь, когда все позади и я падаю вниз, я ни в чем тебе не завидую, ведь все прошло, что для тебя, что для меня, сейчас будто никогда и не было ничего". Наклонив голову, Холлис крикнул в микрофон:
- Все это прошло, Леспер!
Молчание.
- Будто и не было ничего, Леспер!
- Кто это? - послышался неуверенный голос Леспера.
- Холлис.
Он подлец. В душу ему вошла подлость, бессмысленная подлость умирающего. Эплгейт уязвил его, теперь он старается сам кого-нибудь уязвить. Эплгейт и космос - и тот и другой нанесли ему раны.
- Теперь ты здесь, Леспер. Все прошло. И точно ничего не было, верно?
- Нет.
- Когда все прошло, то будто и не было. Чем сейчас твоя жизнь лучше моей? Сейчас - вот что важно. Тебе лучше, чем мне? Ну?
- Да, лучше!
- Это чем же?
- У меня есть мои воспоминания, я помню! - вскричал Леспер где-то далеко-далеко, возмущенно прижимая обеими руками к груди свои драгоценные воспоминания.
И ведь он прав. У Холлиса было такое чувство, словно его окатили холодной водой. Леспер прав. Воспоминания и вожделения не одно и то же. У него лишь мечты о том, что он хотел бы сделать, у Леспера воспоминания о том, что исполнилось и свершилось. Сознание этого превратилось в медленную, изощренную пытку, терзало Холлиса безжалостно, неумолимо.


- А что тебе от этого? - крикнул он Лесперу. - Теперь- то? Какая радость от того, что было и быльем поросло? Ты в таком же положении, как и я.
- У меня на душе спокойно, - ответил Леспер. - Я свое взял. И не ударился под конец в подлость, как ты.
- Подлость? - Холлис повертел это слово на языке.
Сколько он себя помнил, никогда не был подлым, не смел быть подлым. Не иначе, копил все эти годы для такого случая. "Подлость". Он оттеснил это слово в глубь сознания. Почувствовал, как слезы выступили на глазах и покатились вниз по щекам. Кто-то услышал, как у него перехватило голос.
- Не раскисай, Холлис.
В самом деле, смешно. Только что давал советы другим, Стимсону, ощущал в себе мужество, принимая его за чистую монету, а это был всего-навсего шок и - отрешенность, возможная при шоке. Теперь он пытался втиснуть в считанные минуты чувства, которые подавлял целую жизнь.
- Я понимаю, Холлис, что у тебя на душе, - прозвучал затухающий голос Леспера, до которого теперь было уже тридцать тысяч километров. - Я не обижаюсь.
"Но разве мы не равны, Леспер и я? - недоумевал он. - Здесь, сейчас? Что прошло, то кончилось, какая теперь от этого радость? Так и так конец наступил". Однако он знал, что упрощает: это все равно что пытаться определить разницу между живым человеком и трупом. У первого есть искра, которой нет у второго, эманация, нечто неуловимое.


Так и они с Леспером: Леспер прожил полнокровную жизнь, он же, Холлис, много лет все равно что не жил. Они пришли к смерти разными тропами, и если смерть бывает разного рода, то их смерти, по всей вероятности, будут различаться между собой, как день и ночь. У смерти, как и у жизни, множество разных граней, и коли ты уже когда-то умер, зачем тебе смерть конечная, раз навсегда, какая предстоит ему теперь?
Секундой позже он обнаружил, что его правая ступня начисто срезана. Прямо хоть смейся. Снова из скафандра вышел весь воздух. Он быстро нагнулся: ну, конечно, кровь, метеор отсек ногу до лодыжки. Ничего не скажешь, у этой космической смерти свое представление о юморе. Рассекает тебя по частям, точно невидимый черный мясник. Боль вихрем кружила голову, и он, силясь не потерять сознание, затянул рычажок на колене, остановил кровотечение, восстановил давление воздуха, выпрямился и продолжал падать, падать - больше ничего не оставалось.
- Холлис?
Он сонно кивнул, утомленный ожиданием смерти.
- Это опять Эплгейт, - сказал голос.
- Ну.
- Я подумал. Слышал, что ты говорил. Не годится так. Во что мы себя превращаем! Недостойная смерть получается. Изливаем друг на друга всю желчь. Ты слушаешь, Холлис?
- Да.
- Я соврал. Только что. Соврал. Никакой ножки я тебе не подставлял. Сам не знаю, зачем так сказал. Видно, захотелось уязвить тебя. Именно тебя. Мы с тобой всегда соперничали. Видишь - как жизнь к концу, так и спешишь покаяться. Видно, это твое зло вызвало у меня стыд. Так или не так, хочу, чтобы ты знал, что я тоже вел себя по- дурацки. В том, что я тебе говорил, ни на грош правды, И катись к черту.
Холлис снова ощутил биение своего сердца. Пять минут оно словно и не работало, но теперь конечности стали оживать, согреваться. Шок прошел, прошли также приступы ярости, ужаса, одиночества. Как будто он только что из-под холодного душа, впереди завтрак и новый день.
- Спасибо, Эплгейт.
- Не стоит. Выше голову, старый мошенник.
- Эй, - вступил Стоун.
- Что тебе? - отозвался Холлис через просторы космоса; Стоун был его лучшим другом на корабле.
- Попал в метеорный рой, такие миленькие астероиды.
- Метеоры?
- Это, наверно, Мирмидоны, они раз в пять лет пролетают мимо Марса к Земле. Меня в самую гущу занесло. Кругом точно огромный калейдоскоп... Тут тебе все краски, размеры, фигуры. Ух ты, красота какая, этот металл!
Тишина.
- Лечу с ними, - снова заговорил Стоун. - Они захватили меня. Вот чертовщина!
Он рассмеялся.
Холлис напряг зрение, но ничего не увидел. Только крупные алмазы и сапфиры, изумрудные туманности и бархатная тушь космоса, и глас всевышнего отдается между хрустальными бликами. Это сказочно, удивительно : вместе с потоком метеоров Стоун будет много лет мчаться где-то за Марсом и каждый пятый год возвращаться к Земле, миллион веков то показываться в поле зрения планеты, то вновь исчезать. Стоун и Мирмидоны, вечные и нетленные, изменчивые и непостоянные, как цвета в калейдоскопе - длинной трубке, которую ты в детстве наставлял на солнце и крутил.
- Прощай, Холлис. - Это чуть слышный голос Стоуна. - Прощай.


- Счастливо! - крикнул Холлис через пятьдесят тысяч километров.
- Не смеши, - сказал Стоун и пропал.
Звезды подступили ближе.
Теперь все голоса затухали, удаляясь каждый по своей траектории, кто в сторону Марса, кто в космические дали. А сам Холлис... Он посмотрел вниз. Единственный из всех, он возвращался на Землю.
- Прощай.
- Не унывай.
- Прощай, Холлис. - Это Эплгейт.
Многочисленные: "До свидания". Отрывистые:
"Прощай". Большой мозг распадался. Частицы мозга, который так чудесно работал в черепной коробке несущегося сквозь космос ракетного корабля, одна за другой умирали; исчерпывался смысл их совместного существования. И как тело гибнет, когда перестает действовать мозг, так и дух корабля, и проведенные вместе недели и месяцы, и все, что они означали друг для друга, - всему настал конец. Эплгейт был теперь всего-навсего отторженным от тела пальцем; нельзя подсиживать, нельзя презирать. Мозг взорвался, и мертвые никчемные осколки разбросало, не соберешь. Голоса смолкли, во всем космосе тишина. Холлис падал в одиночестве.
Они все очутились в одиночестве. Их голоса умерли, точно эхо слов всевышнего, изреченных и отзвучавших в звездной бездне. Вон капитан улетел к Луне, вон метеорный рой унес Стоуна, вон Стимсон, вон Эплгейт на пути к Плутону, вон Смит, Тэрнер, Ундервуд и все остальные; стеклышки калейдоскопа, которые так долго составляли одушевленный узор, разметало во все стороны.
"А я? - думал Холлис. - Что я могу сделать? Есть ли еще возможность чем-то восполнить ужасающую пустоту моей жизни? Хоть одним добрым делом загладить подлость, которую я накапливал столько лет, не подозревая, что она живет во мне! Но ведь здесь, кроме меня, никого нет, а разве можно в одиночестве сделать доброе дело? Нельзя. Завтра вечером я войду в атмосферу Земли".
"Я сгорю, - думал он, - и рассыплюсь прахом по всем материкам. Я принесу пользу. Чуть-чуть, но прах есть прах, земли прибавится".


Он падал быстро, как пуля, как камень, как железная гиря, от всего отрешившийся, окончательно отрешившийся. Ни грусти, ни радости в душе, ничего, только желание сделать доброе дело теперь, когда всему конец, доброе дело, о котором он один будет знать.
"Когда я войду в атмосферу, - подумал Холлис, - то сгорю, как метеор".
- Хотел бы я знать, - сказал он, - кто-нибудь увидит меня?

Мальчуган на проселочной дороге поднял голову и воскликнул:
- Смотри, мама, смотри! Звездочка падает!
Яркая белая звездочка летела в сумеречном небе Иллинойса.
- Загадай желание, - сказала его мать. - Скорее загадай желание.


Рэй Брэдбери

­­
Уснувший в Армагеддоне Пeчaль в сообществе Бесконечность 10:27:28
Никто не хочет смерти, никто не ждет ее.
Просто что-то срабатывает не так, ракета поворачивается боком, астероид стремительно надвигается,
закрываешь руками глаза - чернота, движение, носовые двигатели неудержимо тянут вперед, отчаянно хочется жить - и некуда податься.
Какое-то мгновение он стоял среди обломков...
Мрак. Во мраке неощутимая боль. В боли - кошмар.
Он не потерял сознания.
Подробнее…"Твое имя?" - спросили невидимые голоса. "Сейл, - ответил он, крутясь в водовороте тошноты, - Леонард Сейл". - "Кто ты?" - закричали голоса. "Космонавт!" - крикнул он, один в ночи. "Добро пожаловать", - сказали голоса. "Добро... добро...". И замерли.
Он поднялся, обломки рухнули к его ногам, как смятая, порванная одежда.
Взошло солнце, и наступило утро.
Сейл протиснулся сквозь узкое отверстие шлюза и вдохнул воздух. Везет. Просто везет. Воздух пригоден для дыхания. Продуктов хватит на два месяца. Прекрасно, прекрасно! И это тоже! - Он ткнул пальцем в обломки. - Чудо из чудес! Радиоаппаратура не пострадала.
Он отстучал ключом: "Врезался в астероид 787. Сейл. Пришлите помощь. Сейл. Пришлите помощь". Ответ не заставил себя ждать: "Хелло, Сейл. Говорит Адамс из Марсопорта. Посылаем спасательный корабль "Логарифм". Прибудет на астероид 787 через шесть дней. Держись".
Сейл едва не пустился в пляс.
До чего все просто. Попал в аварию. Жив. Еда есть. Радировал о помощи. Помощь придет. Ля-ля-ля! Он захлопал в ладоши.
Солнце поднялось, и стало тепло. Он не ощущал страха смерти. Шесть дней пролетят незаметно. Он будет есть, он будет спать. Он огляделся вокруг. Опасных животных не видно, кислорода достаточно. Чего еще желать? Разве что свинины с бобами. Приятный запах разлился в воздухе.


Позавтракав, он выкурил сигарету, глубоко затягиваясь и медленно выпуская дым. Радостно покачал головой. Что за жизнь. Ни царапины. Повезло. Здорово повезло.
Он клюнул носом. Спать, подумал он. Неплохая идея. Вздремнуть после еды. Времени сколько угодно. Спокойно. Шесть долгих, роскошных дней ничегонеделания и философствования. Спать.
Он растянулся на земле, положил голову на руку и закрыл глаза.
И в него вошло, им овладело безумие. "Спи, спи, о спи, - говорили голоса. - А-а, спи, спи" Он открыл глаза. Голоса исчезли. Все было в порядке. Он передернулся, покрепче закрыл глаза и устроился поудобнее. "Ээээээээ", - пели голоса далеко- далеко. "Ааааааах", - пели голоса. "Спи, спи, спи, спи, спи", - пели голоса. "Умри, умри, умри, умри, умри", - пели голоса. "Оооооооо!" - кричали голоса. "Мммммммм", - жужжала в его мозгу пчела. Он сел. Он затряс головой. Он зажал уши руками. Прищурившись, поглядел на разбитый корабль. Твердый металл. Кончиками пальцев нащупал под собой крепкий камень. Увидел на голубом небосводе настоящее солнце, которое дает тепло.


"Попробуем уснуть на спине", - подумал он и снова улегся. На запястье тикали часы. В венах пульсировала горячая кровь.
"Спи, спи, спи, спи", - пели голоса.
"Ооооооох", - пели голоса.
"Ааааааах", - пели голоса.
"Умри, умри, умри, умри, умри. Спи, спи, умри, спи, умри, спи, умри! Оохх, Аахх, Эээээээ!" Кровь стучала в ушах, словно шум нарастающего ветра.
"Мой, мой, - сказал голос. - Мой, мой, он мой"
"Нет, мой, мой, - сказал другой голос. - Нет, мой, мой, он мой!"
"Нет, наш, наш, - пропели десять голосов. - Наш, наш, он наш!"
Его пальцы скрючились, скулы свело спазмой, веки начали вздрагивать.


"Наконец-то, наконец-то, - пел высокий голос. - Теперь, теперь. Долгое-долгое ожидание. Кончилось, кончилось, - пел высокий голос. - Кончилось, наконец-то кончилось!"
Словно ты в подводном мире. Зеленые песни, зеленые видения, зеленое время. Голоса булькают и тонут в глубинах морского прилива. Где-то вдалеке хоры выводят неразборчивую песнь. Леонард Сейл начал метаться в агонии. "Мой, мой", - кричал громкий голос. "Мой, мой", - визжал другой. "Наш, наш", - визжал хор.
Грохот металла, звон мечей, стычка, битва, борьба, война. Все взрывается, его мозг разбрызгивается на тысячи капель.
"Эээээээ!"
Он вскочил на ноги с пронзительным воплем. В глазах у него все расплавилось и поплыло. Раздался голос:
"Я Тилле из Раталара. Гордый Тилле, Тилле Кровавого Могильного Холма и Барабана Смерти. Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
Потом другой: "Я Иорр из Вендилло, Мудрый Иорр, Истребитель Неверных!"
"А мы воины, - пел хор, - мы сталь, мы воины, мы красная кровь, что течет, красная кровь, что бежит, красная кровь, что дымится на солнце".
Леонард Сейл шатался, будто под тяжким грузом. "Убирайтесь! - кричал он. - Оставьте меня, ради бога, оставьте меня!"
"Ииииии", - визжал высокий звук, словно металл по металлу.
Молчание.
Он стоял, обливаясь потом. Его била такая сильная дрожь, что он с трудом держался на ногах. Сошел с ума, подумал он. Совершенно спятил. Буйное помешательство. Сумасшествие.
Он разорвал мешок с продовольствием и достал химический пакет.


Через мгновение был готов горячий кофе. Он захлебывался им, ручейки текли по нёбу. Его бил озноб. Он хватал воздух большими глотками.
Будем рассуждать логично, сказал он себе, тяжело опустившись на землю; кофе обжег ему язык. Никаких признаков сумасшествия в его семье за последние двести лет не было. Все здоровы, вполне уравновешенны. И теперь никаких поводов для безумия. Шок? Глупости. Никакого шока. Меня спасут через шесть дней. Какой может быть шок, раз нет опасности? Обычный астероид. Место самое-самое обыкновенное. Никаких поводов для безумия нет. Я здоров.
"Ии?" - крикнул в нем тоненький металлический голосок. Эхо. Замирающее эхо.
"Да! - закричал он, стукнув кулаком о кулак. - Я здоров!"
"Ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха". Где-то заухал смех. Он обернулся. "Заткнись, ты!" - взревел он. "Мы ничего не говорили", - сказали горы. "Мы ничего не говорили", - сказало небо. "Мы ничего не говорили", - сказали обломки.
"Ну, ну, хорошо, - сказал он неуверенно. - Понимаю, что не вы".
Все шло как положено.
Камешки постепенно накалялись. Небо было большое и синее. Он поглядел на свои пальцы и увидел, как солнце горит в каждом черном волоске. Он поглядел на свои башмаки, покрытые пылью, и внезапно почувствовал себя очень счастливым оттого, что принял решение. Я не буду спать, подумал он. Раз у меня кошмары, зачем спать? Вот и выход.
Он составил распорядок дня. С девяти утра (а сейчас было именно девять) до двенадцати он будет изучать и осматривать астероид, а потом желтым карандашом писать в блокноте обо всем, что увидит. После этого он откроет банку сардин и съест немного консервированного хлеба с толстым слоем масла. С половины первого до четырех прочтет девять глав из "Войны и мира". Он вытащил книгу из-под обломков и положил ее так, чтобы она была под рукой. У него есть еще книжка стихов Т. С. Элиота. Это чудесно.


Ужин - в полшестого, а потом от шести до десяти он будет слушать радиопередачи с Земли - комиков с их плоскими шутками, и безголосого певца, и выпуски последних новостей, а в полночь передача завершится гимном Объединенных Наций.
А потом?
Ему стало нехорошо.
До рассвета я буду играть в солитер, подумал он. Сяду и стану пить горячий черный кофе и играть в солитер без жульничества, до самого рассвета. "Хо-хо", - подумал он.
"Ты что-то сказал?" - спросил он себя.
"Я сказал: "Хо-хо", - ответил он. - Рано или поздно ты должен будешь уснуть".
"У меня сна - ни в одном глазу", - сказал он.
"Лжец", - парировал он, наслаждаясь разговором с самим собой.
"Я себя прекрасно чувствую", - сказал он.
"Лицемер", - возразил он себе.
"Я не боюсь ночи, сна и вообще ничего не боюсь", - сказал он.
"Очень забавно", - сказал он.
Он почувствовал себя плохо. Ему захотелось спать. И чем больше он боялся уснуть, тем больше хотел лечь, закрыть глаза и свернуться в клубочек.
"Со всеми удобствами?" - спросил его иронический собеседник.
"Вот сейчас я пойду погулять и осмотрю скалы и геологические обнажения и буду думать о том, как хорошо быть живым", - сказал он.
"О господи! - вскричал собеседник. - Тоже мне Уильям Сароян!"
Все так и будет, подумал он, может быть, один день, может быть, одну ночь, а как насчет следующей ночи и следующей? Сможешь ты бодрствовать все это время, все шесть ночей? Пока не придет спасательный корабль? Хватит у тебя пороху, хватит у тебя силы?
Ответа не было.
Чего ты боишься? Я не знаю. Этих голосов. Этих звуков. Но ведь они не могут повредить тебе, не так ли?
Могут. Когда-нибудь с ними придется столкнуться...
А нужно ли? Возьми себя в руки, старина. Стисни зубы, и вся эта чертовщина сгинет.
Он сидел на жесткой земле и чувствовал себя так, словно плакал навзрыд. Он чувствовал себя так, как если бы жизнь была кончена и он вступал в новый и неизведанный мир. Это было как в теплый, солнечный, но обманчивый день, когда чувствуешь себя хорошо, - в такой день можно или ловить рыбу, или рвать цветы, или целовать женщину, или еще что-нибудь делать. Но что ждет тебя в разгар чудесного дня?
Смерть.
Ну, вряд ли это.
Смерть, настаивал он.
Он лег и закрыл глаза. Он устал от этой путаницы. Отлично подумал он, если ты смерть, приди и забери меня. Я хочу понять, что означает эта дьявольская чепуха.
И смерть пришла.
"Эээээээ", - сказал голос.
"Да, я это понимаю, - сказал Леонард Сейл. - Ну, а что еще?"
"Ааааааах", - произнес голос.
"И это я понимаю", - раздраженно ответил Леонард Сейл. Он похолодел. Его рот искривила дикая гримаса.
"Я - Тилле из Раталара, Убийца Людей!"
"Я - Иорр из Вендилло, Истребитель Неверных!"
"Что это за планета?" - спросил Леонард Сейл, пытаясь побороть страх.
"Когда-то она была могучей", - ответил Тилле из Раталара.
"Когда-то место битв", - ответил Иорр из Вендилло.
"Теперь мертвая", - сказал Тилле.
"Теперь безмолвная", - сказал Иорр.
"Но вот пришел ты", - сказал Тилле.
"Чтобы снова дать нам жизнь", - сказал Иорр.
"Вы умерли, - сказал Леонард Сейл, весь корчащаяся плоть. - Вы ничто, вы просто ветер".
"Мы будем жить с твоей помощью".
"И сражаться благодаря тебе".
"Так вот в чем дело, - подумал Леонард Сейл. - Я должен стать полем боя, так?.. А вы - друзья?"
"Враги!" - закричал Иорр.
"Лютые враги!" - закричал Тилле.
Леонард страдальчески улыбнулся. Ему было очень плохо. "Сколько же вы ждали?" - спросил он.
"А сколько длится время?"
"Десять тысяч лет?"
"Может быть".
"Десять миллионов лет?"
"Возможно".
"Кто вы? - спросил он. - Мысли, духи, призраки?"
"Все это и даже больше".
"Разумы?"
"Вот именно".
"Как вам удалось выжить?"
"Ээээээээ", - пел хор далеко-далеко.
"Ааааааах", - пела другая армия в ожидании битвы.
"Когда-то это была плодородная страна, богатая планета. На ней жили два народа, две сильные нации, а во главе их стояли два сильных человека. Я, Иорр, и он, тот, что зовет себя Тилле. И планета пришла в упадок, и наступило небытие. Народы и армии все слабели и слабели в ходе великой войны, длившейся пять тысяч лет. Мы долго жили и долго любили, пили много, спали много и много сражались. И когда планета умерла, наши тела ссохлись, и только со временем наука помогла нам выжить".
"Выжить, - удивился Леонард Сейл. - Но от вас ничего не осталось".


"Наш разум, глупец, наш разум! Чего стоит тело без разума?"
"А разум без тела? - рассмеялся Леонард Сейл. - Я нашел вас здесь. Признайтесь, это я нашел вас!"
"Точно, - сказал резкий голос. - Одно бесполезно без другого. Но выжить - это и значит выжить, пусть даже бессознательно. С помощью науки, с помощью чуда разум наших народов выжил".
"Только разум - без чувства, без глаз, без ушей, без осязания, обоняния и прочих ощущений?"
"Да, без всего этого. Мы были просто нереальностью, паром. Долгое время. До сегодняшнего дня".
"А теперь появился я", - подумал Леонард Сейл.
"Ты пришел, - сказал голос, - чтобы дать нашему уму физическую оболочку. Дать нам наше желанное тело".
"Ведь я только один", - подумал Сейл.
"И тем не менее ты нам нужен".
"Но я - личность. Я возмущен вашим вторжением"
"Он возмущен нашим вторжением. Ты слышал его, Иорр? Он возмущен!"
"Как будто он имеет право возмущаться!"
"Осторожнее, - предупредил Сейл. - Я моргну глазом, и вы пропадете, призраки! Я пробужусь и сотру вас в порошок!"
"Но когда-нибудь тебе придется снова уснуть! - закричал Иорр. - И когда это произойдет, мы будем здесь, ждать, ждать, ждать. Тебя".
"Чего вы хотите?"
"Плотности. Массы. Снова ощущений".
"Но ведь моего тела не хватает на вас обоих".
"Мы будем сражаться друг с другом".
Раскаленный обруч сдавил его голову. Будто в мозг между двумя полушариями вгоняли гвоздь.
Теперь все стало до ужаса ясным. Страшно, блистательно ясным. Он был их вселенной. Мир его мыслей, его мозг, его череп поделен на два лагеря, один - Иорра, другой - Тилле. Они используют его!
Взвились знамена под рдеющим небом его мозга. В бронзовых щитах блеснуло солнце. Двинулись серые звери и понеслись в сверкающих волнах плюмажей, труб и мечей.
"Эээээээ!" Стремительный натиск.
"Ааааааах!" Рев.
"Наууууу!" Вихрь.
"Мммммммммммммм..."
Десять тысяч человек столкнулись на маленькой невидимой площадке. Десять тысяч человек понеслись по блестящей внутренней поверхности глазного яблока. Десять тысяч копий засвистели между костями его черепа. Выпалили десять тысяч изукрашенных орудий. Десять тысяч голосов запели в его ушах. Теперь его тело было расколото и растянуто, оно тряслось и вертелось, оно визжало и корчилось, черепные кости вот-вот разлетятся на куски. Бормотание, вопли, как будто через равнины разума и континент костного мозга, через лощины вен, по холмам артерий, через реки меланхолии идет армия за армией, одна армия, две армии, мечи сверкают на солнце, скрещиваясь друг с другом, пятьдесят тысяч умов, нуждающихся в нем, использующих его, хватают, скребут, режут. Через миг - страшное столкновение, одна армия на другую, бросок, кровь, грохот, неистовство, смерть, безумство!
Как цимбалы звенят столкнувшиеся армии!
Охваченный бредом, он вскочил на ноги и понесся в пустыню. Он бежал и бежал и не мог остановиться.
Он сел и зарыдал. Он рыдал до тех пор, пока не заболели легкие. Он рыдал безутешно и долго. Слезы сбегали по его щекам и капали на растопыренные дрожащие пальцы. "Боже, боже, помоги мне, о боже, помоги мне", - повторял он.
Все снова было в порядке.

Было четыре часа пополудни. Солнце палило скалы. Через некоторое время он приготовил и съел бисквиты с клубничным джемом. Потом, как в забытьи, стараясь не думать, вытер запачканные руки о рубашку.
По крайней мере, я знаю, с кем имею дело, подумал он. О господи, что за мир! Каким простодушным он кажется на первый взгляд, и какой он чудовищный на самом деле! Хорошо, что никто до сих пор его не посещал. А может, кто-то здесь был? Он покачал головой, полной боли. Им можно только посочувствовать, тем, кто разбился здесь раньше, если только они действительно были. Теплое солнце, крепкие скалы, и никаких признаков враждебности. Прекрасный мир.


До тех пор, пока не закроешь глаза и не забудешься. А потом ночь, и голоса, и безумие, и смерть на неслышных ногах.
"Однако я уже вполне в норме, - сказал он гордо. - Вот посмотри", - и вытянул руку. Подчиненная величайшему усилию воли, она больше не дрожала. "Я тебе покажу, кто здесь правитель, черт возьми! - пригрозил он безвинному небу. - Это я". - И постучал себя в грудь.
Подумать только, что мысль может прожить так долго! Наверно, миллион лет все эти мысли о смерти, смутах, завоеваниях таились в безвредной на первый взгляд, но ядовитой атмосфере планеты и ждали живого человека, чтобы он стал сосудом для проявления их бессмысленной злобы.
Теперь, когда он почувствовал себя лучше, все это казалось, глупостью. Все, что мне нужно, думал он, это продержаться шесть суток без сна. Тогда они не смогут так мучить меня. Когда я бодрствую, я хозяин положения. Я сильнее, чем эти сумасшедшие военачальники с их идиотскими ордами трубачей и носителей мечей и щитов.
"Но выдержу ли я? - усомнился он. - Целых шесть ночей? Не спать? Нет, я не буду спать. У меня есть кофе, и таблетки, и книги, и карты. Но я уже сейчас устал, так устал, - думал он. - Продержусь ли я?"
Ну а если нет... Тогда пистолет всегда под рукой.
Интересно, куда денутся эти дурацкие монархи, если пустить пулю на помост, где они выступают? На помост, который - весь их мир. Нет. Ты, Леонард Сейл, слишком маленький помост. А они слишком мелкие актеры. А что если пустить пулю из-за кулис, разрушив декорации занавес, зрительный зал? Уничтожить помост, всех, кто неосторожно попадется на пути!
Прежде всего снова радировать в Марсопорт. Если найдут возможность прислать спасательный корабль поскорее, может быть, удастся продержаться. Во всяком случае, надо предупредить их, что это за планета; такое невинное с виду место в действительности не что иное, как обиталище кошмаров и дикого бреда.
Минуту он стучал ключом, стиснув зубы. Радио безмолвствовало.
Оно послало призыв о помощи, приняло ответ и потом умолкло навсегда.
"Какая насмешка, - подумал он. - Остается одно - составить план".
Так он и сделал. Он достал свой желтый карандаш и набросал шестидневный план спасения.
"Этой ночью, - писал он, - прочесть еще шесть глав "Войны и мира". В четыре утра выпить горячего черного кофе. В четверть пятого вынуть колоду карт и сыграть десять партий в солитер. Это займет время до половины седьмого, затем еще кофе. В семь послушать первые утренние передачи с Земли, если приемник вообще работает. Работает ли?"
Он проверил работу приемника. Тот молчал.
"Хорошо, - написал он, - от семи до восьми петь все песни, какие знаешь, развлекать самого себя. От восьми до девяти думать об Элен Кинг. Вспомнить Элен. Нет, думать об Элен прямо сейчас".
Он подчеркнул это карандашом.
Остальные дни были расписаны по минутам. Он проверил медицинскую сумку. Там лежало несколько пакетиков с таблетками, которые помогут не спать. Каждый час по одной таблетке все эти шесть суток. Он почувствовал себя вполне уверенным. "Ваше здоровье, Иорр, Тилле!" Он проглотил одну из возбуждающих таблеток и запил ее глотком обжигающего черного кофе.
Итак, одно следовало за другим, был Толстой, был Бальзак, ромовый джин, кофе, таблетки, прогулки, снова Толстой, снова Бальзак, опять ромовый джин, снова солитер. Первый день прошел так же, как второй, а за ним третий.
На четвертый день он тихо лежал в тени скалы, считая до тысячи пятерками, потом десятками, только чтобы загрузить чем-нибудь ум и заставить его бодрствовать. Глаза его так устали, что он вынужден был часто промывать их холодной водой. Читать он не мог, голова разламывалась от боли. Он был так изнурен, что уже не мог и двигаться. Лекарства привели его в состояние оцепенения. Он напоминал бодрствующую восковую фигуру. Глаза его остекленели, язык стал похож на заржавленное острие пики, а пальцы словно обросли мехом и ощетинились иглами.
Он следил за стрелкой часов... Еще секундой меньше, думал он. Две секунды, три секунды, четыре, пять, десять, тридцать секунд. Целая минута. Теперь уже на целый час меньше осталось ждать. О корабль, поспеши же к назначенной цели!
Он тихо засмеялся.
А что случится, если он бросит все и уплывет в сон? Спать, спать, быть может, грезить. Весь мир - помост. Что, если он сдастся в неравной борьбе и падет?
"Ииииииии", - высокий, пронзительный, грозный звук разящего металла.
Он содрогнулся. Язык шевельнулся в сухом, шершавом рту.
Иорр и Тилле снова начнут свои стародавние распри.
Леонард Сейл совсем сойдет с ума.
И победитель овладеет останками этого безумца - трясущимся, хохочущим диким телом - и пошлет его скитаться по лицу планеты на десять, двадцать лет, а сам надменно расположится в нем и будет творить суд, и отправлять на казнь величественным жестом, и навещать души невидимых танцовщиц. А самого Леонарда Сейла, то, что от него останется, отведут в какую-нибудь потаенную пещеру, где он пробудет двадцать безумных лет, кишащий червями и войнами, насилуемый древними диковинными мыслями.
Когда придет спасательный корабль, он не найдет ничего. Сейла спрячет ликующая армия, сидящая в его голове. Спрячет где-нибудь в расщелине, и Сейл станет гнездом, в котором какой-нибудь Иорр будет высиживать свои гнусные планы. Эта мысль едва не убила его.
Двадцать лет безумия. Двадцать лет пыток, двадцать лет, заполненных делами, которые ты не хочешь делать. Двадцать лет бушующих войн, двадцать лет тошноты и дрожи.
Голова его упала на колени. Веки со скрежетом разомкнулись и с легким шумом закрылись. Барабанная перепонка устало хлопнула.
"Спи, спи", - запели слабые голоса.
"У меня... у меня есть к вам предложение, - подумал Леонард Сейл. - Слушайте, ты, Иорр, и ты, Тилле! Иорр, ты, и ты тоже, Тилле! Иорр, ты можешь владеть мной по понедельникам, средам и пятницам. Тилле, ты будешь сменять его по воскресеньям, вторникам и субботам. В четверг я выходной. Согласны?"
"Ээээээээ", - пели морские приливы, кипя в его мозгу.
"Оооооооох", - мягко-мягко пели отдаленные голоса.
"Что вы скажете? Поладим на этом, Иорр, Тилле?"
"Нет!" - ответил один голос.
"Нет!" - сказал другой.
"Жадюги, оба вы жадюги! - жалобно вскричал Сейл. - Чума на оба ваших дома!"
Он спал.

Он был Иорром, и драгоценные кольца сверкали на его руках. Он появился у ракеты и выставил вперед руку, направляя слепые армии. Он был Иорром, древним предводителем воинов, украшенных драгоценными камнями.
И он был Тилле, любимцем женщин, убийцей собак!
Почти бессознательно его рука потянулась к кобуре у бедра. Спящая рука вытащила пистолет Рука поднялась, пистолет прицелился. Армии Тилле и Иорра вступили в бой.
Пистолет выстрелил.
Пуля оцарапала лоб Сейла и разбудила его.
Выбравшись из осады, он не спал следующие шесть часов. Теперь он знал, что это безнадежно. Он промыл и перевязал рану. Он пожалел, что не прицелился точнее, тогда все было бы уже кончено. Он взглянул на небо. Еще два дня. Еще два. Торопись, корабль, торопись. Он отупел от бессонницы.
Бесполезно. К концу этого срока он уже вовсю бредил. Он поднял пистолет, и положил его, и поднял снова, приложил к голове, нажал было пальцем на спусковой крючок, передумал, снова посмотрел на небо.
Наступила ночь. Он попытался читать, но отбросил книгу прочь. Разорвал ее и сжег, просто чтобы чем-нибудь заняться.
Как он устал! Через час, решил он.
"Если ничего не случится, я убью себя. Теперь серьезно. На этот раз не струшу". Он приготовил пистолет и положил его на землю рядом с собой.
Теперь он был очень спокоен, хотя и ужасно измучен. С этим будет покончено.
В небе показалось пламя.
Это было так неправдоподобно, что он заплакал.
"Ракета", - сказал он, вставая. "Ракета!" - закричал он, протирая глаза, и побежал вперед.
Пламя становилось все ярче, росло, опускалось.
Он бешено размахивал руками, спеша вперед, бросив пистолет, и припасы, и все.
"Вы видите это, Иорр, Тилле! Дикари, чудовища, я вас одолел! Я победил! За мной пришли! Я победил, черт бы вас побрал".
Он злорадно усмехнулся, поглядев на скалы, небо, на собственные руки.
Ракета села. Леонард Сейл, качаясь, ждал, когда откроется дверь.
"Прощай, Иорр, прощай, Тилле!" - ухмыляясь, с горящими глазами, победно закричал он.
"Ээээээ", - затих вдалеке рев.
"Ааааааах", - угасли голоса.
Широко раскрылся шлюзовой люк ракеты. Из него выпрыгнули два человека.
- Сейл? - спросили они. - Мы - корабль АСДН номер тринадцать. Перехватили ваш SOS и решили сами вас подобрать. Корабль из Марсопорта придет только послезавтра. Мы бы хотели немного отдохнуть. Неплохо здесь переночевать, потом забрать вас, и отправиться дальше.
- Нет, - произнес Сейл, и лицо его исказилось от ужаса. - Нельзя переночевать...
Он не мог говорить. Он упал на землю.
- Быстрей, - произнес над ним голос в туманном вихре. - Дай ему немного жидкой пищи и снотворного. Ему нужна еда и отдых.
- Не надо отдыха! - завопил Сейл.
- Бредит, - тихо сказал один из них.
- Нельзя спать! - вопил Сейл.
- Тише, тише, - сказал человек нежно. Игла вонзилась в руку Сейла.
Сейл колотил руками и ногами.
- Не надо спать, поедем! - страшно кричал он. - Ну поедем!
- Бред, - сказал один. - Шок.
- Не надо снотворного! - пронзительно кричал Сейл.
Снотворное разливалось по его телу.
"Эээээээээ", - пели древние ветры.
"Ааааааааааах", - пели древние моря.
- Не надо снотворного, нельзя спать, пожалуйста, не надо, не надо, не надо! - кричал Сейл, пытаясь подняться. - Вы... не... знаете!..
- Не волнуйся, старик, ты теперь в безопасности, не о чем беспокоиться.
Леонард Сейл спал. Двое стояли над ним. По мере того как они смотрели на него, черты его лица менялись все больше и больше.
Он стонал, и плакал, и рычал во сне. Его лицо беспрестанно преображалось. Это было лицо святого, грешника, злого духа, чудовища, мрака, света, одного, множества, армии, пустоты - всего, всего!
Он корчился во сне.
- Ээээээээээ! - взорвался криком его рот. - Иииииии! - визжал он.
- Что с ним? - спросил один из спасителей.
- Не знаю. Дать еще снотворного?
- Да, еще дозу. Нервы. Ему надо много спать.
Они вонзили иглу в его руку. Сейл корчился, плевался и стонал.
И вдруг умер.
Он лежал, а двое стояли над ним.
- Какой ужас! - сказал один. - Как ты это объяснишь?
- Шок. Бедный малый. Какая жалость. - Они закрыли ему лицо. - Ты когда-нибудь видел подобное лицо?
- Абсолютно безумное.
- Одиночество. Шок.
- Да. Боже, что за выражение! Не хотел бы я когда-нибудь еще увидеть такое лицо.
- Какая беда, ждал нас, и мы прибыли, а он все равно умер.
Они огляделись вокруг.
- Что будем делать? Переночуем здесь?
- Да. И хорошо бы не в корабле.
- Сначала похороним его, конечно.
- Само собой,
- И будем спать на свежем воздухе, ладно? Хорошо снова поспать на свежем воздухе. После двух недель в этом проклятом корабле.
- Давай. Я подыщу для него место. А ты готовь ужин, идет?
- Идет.
- Хорошо поспим сегодня.
- Отлично, отлично.
Они выкопали могилу, прочитали молитву. Потом молча выпили по чашке вечернего кофе. Они вдыхали сладкий воздух планеты и смотрели на чудесное небо и яркие и прекрасные звезды.
- Какая ночь! - сказали они, укладываясь.
- Приятных сновидений, - сказал один, поворачиваясь.
И другой ответил:
- Приятных сновидений.
Они заснули.


Рэй Брэдбери

­­
"Мирный воин" Annavita 08:03:41
- Где я?
- Здесь.
- Когда я?
- Сейчас.
- Кто я?
- Этот момент.

Всегда что-то происходит. Нет обыкновенных моментов.
Вчера — понедельник, 12 ноября 2018 г.
Взято: Boku no pico academy Лотта Латте 15:03:15
­Айфон XXX 12 ноября 2018 г. 13:12:15 написал в форуме "Просто общение"
Boku no pico academy
Источник: http://beon.ru/disc­ussion/14567-448-bok­u-no-pico-academy-re­ad.shtml

Музыка *из какого-то мема*
Настроение: Ор
Хочется: Мороже---Кхм,шаурму
Категории: Ыыыы
Позавчера — воскресенье, 11 ноября 2018 г.
. кeллeр 20:19:30
невыносимо существовать всё хочется забыться во сне
суббота, 10 ноября 2018 г.
Shutter Island lunar witch 11:29:48

Кто сеет ветер, пожнёт бурю.

­­

SHUTTER ISLAND
(2010)


Я уже и не вспомню, сколько раз смотрела этот замечательный фильм. Сразу отмечу, что после первого просмотра "Острова проклятых", послевкусием была усталость. Показалось, что сюжет нарочно затянут, дабы захламить экранное время, чем кстати иногда грешит Мартин Скорсезе (например его фильм "Авиатор"). Но уже после второго просмотра я поняла, что у меня либо не хватало серого вещества, либо я просто не доросла до этого фильма на тот момент.

По сюжету двое государственных маршалов по особо опасным преступлениям, Эдвард Дэниелс (Леонардо Ди Каприо) и Чак Оул (халкМарк Руффало), приезжают на остров, где держат особо опасных и психически неустойчивых заключённых. Персонал клиники сообщает им суть дела - пропала особо буйная пациентка клиники, и не понятно то ли она сбежала, то ли ее спрятали, то ли убили. Шаг за шагом сюжет ведёт нас к некой жуткой разгадке, попутно взбудораживая ум происходящим. Остров в целом похож на филиал ада, в котором все, включая зрителя, с каждой новой минутой экранного времени, постепенно сходят с ума. Спойлерить деталями сюжета я не хочу и не буду, но могу сказать, что именно любителям психологических триллеров этот фильм понравится точно. Также прошу не путать понятие психологический триллер и ужастик, многие отрицательные отзывы к фильму опираются именно на это, мол "не страшно совсем". Вы явно перепутали жанр)

Подробнее…
­­


Кстати, также почитав чужие отзывы на Кинопоиске к данной киноленте, я удивилась количеству отрицательных комментариев на "неожиданный поворот" сюжета, мол слишком заезженное клише, во многих фильмах уже такое было, фу и всё тут. По мне так именно этот поворот добавил ключевую изюминку фильму. Сначала казалось, что смысл фильма лежит на поверхности, но неоднозначная концовка, хитрый сюжет и двоякие персонажи заставляют задаваться вопросами даже после конечных титров. Фильм очень сильный, дает пищу для размышлений в тишине и одиночестве.

­­


Не цепляйтесь за прошлое и за свои несбыточные мечты, этот путь сладостен, но увы конец его - безумие.


Подкаст GustavMahlerPianoQua­rtetInAMinorPrazakQu­artet.mp3

Категории: #l'opinion
... Мо.кун 02:25:29
снилась мне сегодня какая-то жесть
то ли из-за духоты, то ли из-за хренового состояния, хз
мне никогда такого не снилось ещё, поэтому я так поразился, для кого-то возможно это ерунда.
во сне мы с Иваном приехали в какой-то большой отель. и должны были там жить какое-то время, типа того. и в отеле абсолютно весь персонал пытался нас убить Оо точнее, там, как в хорошем хорроре/триллере было вообще непонятно, кто пытается убить, кого следует избегать, от кого ждать опасности, поэтому я ждал ее отовсюду. а Иван как назло стал Руру и был очень зависим от меня и доверчив, совсем как ребенок. я оставил его в номере, сказав, что скоро приду, потому что хотел выяснить, как нам быть и не лучше ли убраться оттуда. я долго ходил по разным локациям, прячась, было очень страшно все время, а потом я запутался и потерял наш номер, ключи не подходили, меня все время преследовал образ какого-то мужика, очевидно, маньяка, он просто то и дело возникал у меня перед глазами, и заставлял психовать и бояться за Ваню, потому что он был где-то один в номере, и если этот маньяк был кем-то из персонала, то он легко мог войти даже несмотря на то, что дверь закрыта.
отель, кстати, был немного похож на тот во Внуково, где у Вани случился очередной отек квинке..
очень жутко было после этого сна, я почти не мог больше спать
пятница, 9 ноября 2018 г.
Для себя ты - прохожий. Фрaня. 19:14:07
­­
Привет.

Я устала. Очень устала от университета. Несделанные задания грузом ложатся на мои плечи, и невозможность их скинуть, невозможность убежать из этой ситуации делает ее в каком-то смысле безвыходной. Хотя объективно все не так плохо. Я почти со всем справляюсь, просто мне это стоит слишком многого. Не очень поняла, как у нас проходит рубежный контроль, но в общем по многим предметам у меня выходят нормальные оценки, и это классно.

Подробнее…Однако я поняла, что мне не нравится сам смысл учебы. Я вообще никогда не была фанатом учебных заведений (ахах), но наконец осознала почему. Меня раздражает, что надо кому-то показывать, доказывать, что у меня есть знания. А я не хочу никому ничего доказывать. Не хочу, чтобы во мне постоянно сомневались - а достаточно ли я хорошо знаю материал? Не хочу постоянно быть сравниваемой с другими и обнаруживать, что при затрате большого количества ресурсов у меня довольно посредственный результат. Но меня по-прежнему интересует моя профессия, поэтому отступать мне некуда.

Внезапно обнаружила, что я снова веду какой-то одинокий образ жизни. В университете практически ни с кем не общаюсь, дома тоже. Стараюсь как можно больше проводить времени на улице, сидеть дома в большинстве случаев кажется просто невыносимым. Если после учебы еду сразу домой, значит день не удался. Мечты о бомжевании гармонично переплетаются с мечтами о своем доме. Пока что мой дом на улице.

Оказалось, что психологи в нашем универе исчезли и никто не знает, где они и когда вернутся)) Из-за этого не могу ни с кем проконсультироваться насчет своего состояния. Хотя последнюю неделю не было приступов суицидальных мыслей, максимум - тяжелые меланхоличные состояния. Это радует, но понимаю, что не могу сказать "ура, я здорова". Подозреваю у себя рекуррентную депрессию, но это не точно.

Очень сильно кайфую с песен 4 позиции Бруно и других проектов Александра Ситникова. Просто вот лучшее для меня сейчас. На самом деле только этими песнями и спасаюсь. Самое лучшее в моей жизни сейчас хд Настолько хочу рисовать, что при невозможности сделать это днем сажусь за краски в полночь. Выдергиваю себя из мрачных мыслей и повседневной рутины только чтобы погрузиться в мир своих рисунков.

Что еще сказать? Грустно, но я не могу выдавить что-то претендующее на уникальность. Постепенно ухожу в то, что мне легче что-то передавать рисунками, нежели словами. Нет возможности думать о будущем и рассуждать о своем предназначении в этой жизни: дай бог разобраться с учебой. Мысли затменены тем, что будет завтра, на следующей неделе, и эти заботы не дают мне нормально помечтать.

Пока что самое большое, что вижу в будущем - поездка во Владивосток летом. Господи, только бы все удалось и я смогла бы реально поехать. А так не знаю, чего я жду от будущего. Будет клево, если я привыкну к универу и реально доучусь эти пять лет, а потом стану клин психологом и буду работать в больнице. Правда, на данный момент это какая-то недостижимая цель, сейчас дай бог в настоящем выжить. С кем-то вместе себя я не вижу и думаю, вряд ли меня кто-то полюбит и захочет строить со мной отношения. Хотя я настолько привыкла быть одной, что уже не представляю, какого это - любить кого-то и хотеть быть с ним вместе всегда. Я просто надеюсь, что смогу быть нужной другим людям и - главное - самой себе.
#11 Астролист 14:53:50
"Под Сильвер-Лэйк" - отличный киноопыт, особенно прекрасны комментарии после просмотра.

"Ээ, что это было?", "Что я только что увидел?", "Какая-то хрень".
Так выразилось большинство, а два человека ушли незадолго до конца.

Мне было смешно со всего: с недоумевающих лиц, с мертвого зала (стояла жуткая тишина, хотя было множество неловких моментов и легких шуток), с самого фильма, конечно же, тоже.
И хотя у меня сразу после просмотра было такое же настойчивое "что это было", впечатления остались весьма положительные.

Что понравилось:
Для меня показалось очевидным, что Митчелл вдохновлялся несколькими мастерами кино (Хичкоком, Линчем) и даже отдал им некоторую дань уважения в виде отсылки к сценам из их фильмов, похожих героев и в конце концов символов.
Абсурд происходящего шокировал и в то же время радовал (хотя я не большой любитель подобного).
Отличное высмеивание ценностей и образа жизни как нынешней молодежи, так и непосредственно голливудской тусовки.
Крутая операторская работа.
Гарфилд как-то изменился (даже не узнал его).
Райли Кио и правда очень милая :3

Что не понравилось:
Странно, после серьезного, несколько пугающего "It Follows" ожидал увидеть чистой воды триллер с элементами головоломки. В итоге получилось что-то комичное, с нотками фарса. К черту ожидания :с
Саундтрек порой так резко и претенциозно врывался в сцену, что мне становилось не по себе. И снова он был довольно веселым и немного пафосным.

Идти или не идти - вопрос хороший. И сложный. Поэтому не советую. Но если совсем уж скучно и хочется получить дозу специфически американского (даже, скорее, голливудского) треша (на уровне неких заговоров, многоженства и таинственных убийств), то милости прошу.
четверг, 8 ноября 2018 г.
^^Не могу больше терпеть^^ sакu. 13:14:25

Наруто любит Сакуру.­ Сакура любит Наруто.­ И никакие­ каноны этого не изменят­!

Хорошо, хорошо...Хорошо! Мне нужно выговориться
Шипперы СНС - мимо

Подробнее…Я снова увидела пост в котором на полном серьёзе говорилось что СНС должны были стать каноном, но "это же сёнен, там такого быть не может"
Ага
Эти люди уверены в том что между Наруто и Саске настоящая любовь, химия и их отношения очень "здоровые"

НЕТ

Уже давно пора взглянуть правде в глаза и принять то что ПО НАСТОЯЩЕМУ происходит в каноне!
Вы по сути занимаетесь тем же самым чем занимаются шипперы СасуСаку и НаруХина - смотрите на канон через призму хедканонов и фанфиков, закрывая глаза на очевидные КАНОННЫЕ вещи

1) Саске от ухода из Конохи и до самого конца (который Кишимото выдавливал из себя впопыхах) было плевать на Наруто. Ну серьёзно, Саске только в самом конце прогнулся и "принял" Наруто (что кстати говоря очень ООСшно и по моему мнению сломало выистраивавшийся на протяжении всего аниме характер Саске)
Брать последние главы в качестве доказательства "любви" СНС - это всё равно что с радостью принять слепленное из сами знаете чего обоснование НаруХина (ну вы поняли)
Саске никогда не находил сил в Наруто, Саске никогда не хотел с ним встретиться, Саске было плевать
Да, конечно, в первой части были моменты их дружбы, Саске рисковал жизнью ради Наруто, Саске считал Наруто товарищем и другом - он совершенно также относился и к Сакуре и к Какаши. Пока Итачи вновь не напомнил ему о себе. И тогда Саске разорвал все связи, всё что удерживало его от мести. С этого момента СНС не стало

2) На счёт "здоровых" отношений
Наруто был одержим Саске. Мысли о Саске толкали его вперёд, Наруто совершенствовался чтобы "вернуть Саске в деревню". Одержим до такой степени, что готов был его убить
Вы не любите СасуСаку? А в чём разница между СасуСаку и СНС? Оба были одержимы Саске, оба были готовы даже на его убийство, на обоих Саске было плевать. Опять вспомните про последние главы и скажете что "Наруто для Саске дорогой человек"? Ну так и СасуСаку теперь канон, друзья мои:-)­
Если углубится в это дело, Наруто ведь даже не заботился о том что чувствует Саске. Он становится "понимающим" только когда сам переживает что то подобное чувствам другого. В остальном он даже не пытается
Как бы я не любила Наруто, не признавать что он довольно эгоистичен - глупо!
Подведём итоги: один, будучи одержимым, пытается насильно вернуть другого в деревню, не принимая в рассчёт его чувства и цели. Другому вообще плевать вплоть до попыток убийства. Оба общаются только кулаками
Вы это считаете "здоровыми" отношениями? Ну тогда у меня для вас плохие новости)))

3) Максимум что можно выжать из канонных СНС - это вялая такая дружба. Потому что даже лучшие друзья из них никакие. Для Наруто гораздо ближе Гаара и Шикамару, в то время как у Саске есть Така (на которых все положили болт спасибо Кишимото)
Все эти ваши хедканоны о "Саске мечтающем о Наруто по ночам" и "Наруто единственном кто понимает Саске" - всего лишь хедканоны и основа для фанфиков

Я написала это не как шиппер НаруСаку или ИтаСасу. Я написала это как человек который больше не может видеть как подсредственный пейринг постоянно навязывают во всех группах по Наруто и пытаются выдать за канон
Хватит ставить себя и свой шип на пъедестал. Пора осознать что в нём нет ничего особенного, никакой химии, это просто два мальчика-почти-друга которые рассорились. Всё остальное - ваши додумки
Уймитесь

­­


Категории: Тирады
показать предыдущие комментарии (48)
15:12:53 sакu.
Ооо...Как рвала и метала моя мама, когда узнала о Боруто...Я её никогда такой злой не видела)))
15:13:48 sакu.
"Не канон только потому что это сёнен, но он должен быть каноном!!!" (с) (Большинство) Шипперов СНС
15:15:09 Mairu.
такое не принимай всерьёз, солнце, обычно это скорее просто шутка)
15:17:17 sакu.
О нет)) Будь это шуткой, я бы не написала этот пост Много раз натыкалась на статьи с темой "Почему СНС должны были стать каноном" или что то в таком духе))) Это далекоо не шутки))
..... огнесручий какаду 05:10:00
СОРТИР ОХУЕННЫЙ!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!1

Категории: Сортир
вторник, 6 ноября 2018 г.
Придумал небольшой рассказик про ОС. Пока что в стадии разработки. ]:-) Marikukun 19:17:09
Около два года назад, 16 подростков попали в глубокую кому. Эти юноши жили в разных уголках мира, но всех их объединяло невероятная мозговая активность, така же когда человек видит сон. Их нельзя было назвать коматозниками, но и в сознании они не были. Множество попыток разбудить их не увенчались успехом, словно их души покинули тела, и находились они очень-очень далеко. Эта проблема затронула множество научных сообществ, так как в истории таких случаев ещё не наблюдали. В разных СМИ были афишированы истории о подростках мистическим образом провалившийся в вечный сон. И наконец, два года спустя один из них наконец проснулся.

#Россия# город Иркутск. 1 клиническая больница.
В палате пациента в данный момент находились 5 человек. Это было не обычно, ведь если учесть размер палаты, то в нем могли находиться примерно Максим 3 человека. Из них 2 учёных профессоров, один дежурный врач, один оператор видео съёмки и сам пациент. Возникает вопрос, а зачем эти люди собрались здесь? Прична этого была в пациенте. Он два года находился в коме, но его мозг проявлял невероятную активность, за которой в редких случаях можно наблюдать так долго. Если учитывать что он находился в таком состоянии уже два года, то можно сказать очень-очень долго. Один из учёных наблюдавший за энцефалограммой пациента решил, что такую мозговую активность человек проявляет только когда он видит сон. Коротко говоря этот пациент видел сон на протяжении двух лет. И таких людей по всему миру насчитывалось 16. Это назвали редкой болезнью, которому не было ни каких объяснений. Только одно связывало всех этих больных. Они все были примерно одного возраста. И вот сейчас 2 учёных, дежурный врач и видеооператор чуть ли не ликуя ожидают первые слова пациента который только что проснулся. Однако не смотря на то что уже прошло около 10 минут, пациент не проронил ни слова. За это короткое время он только перешёл в сидячую позу и начал наблюдать за окружением. Однако, эти 10 минут для людей которые чуть ли не сходящих с ума, от ожидания казались почти вечностью. Наконец он произнес свои первые слова за эти 2 года, после пробуждения. Слова которые чуть не повергли в шок всех находящихся в этой палате, за исключением пациента.
- Черт. Опять петля? Но кажется локация изменилась. Пофиг. Просто поубиваю всех находящихся здесь.
Рука видеооператор дрогнула. Минуту назад он улыбался до ушей, так как снимал очень редкий материал, который мало кому удалось бы заснять. Но теперь в его голове крутились последние слова пациента "поубиваю всех находящихся здесь".
Однако учёные даже не дрогнули. Один из них предположил, что пациент ошибочно думает что он все ещё находится во сне.
- Прошу прощения, но вы находились в коме два года. И только что проснулись как мы предлагаем после долгого сновидения.
-...
Пациент на минуту замолк.
- Вы хотите сказать что я уже в реальности? А не во сне?
- Да.
Отозвались все находящиеся здесь.
- А чем докажете?
Эти слова стали полной неожиданностью для учёных.
- Ну вы можете ущипнуть себя, или может вам принести холодную воду?
-...
Бернард(один из учёных) сам понимал как банально прозвучали его слова, но кроме это ему в голову больше ни чего не пришло. А остальные молчали как партизаны.
-Ладно. Есть более надёжный способ.
С этими словами пациент встал на ноги. Все замерли и наблюдая за ним. Он подошёл к стене, и с размаху ударил его кулаком. Как и все ожидали кулак глухим звуков ударился об стенку и оставил после себя кровавый след.
"Довольно радикальный метод проверки" отметил для себя Бернард"
-Хм.
Пациент погладил по своей руке и лизнул окровавленный кулак. Картина была мрачноватой, и все немного испугались пациента.
- Если бы это был сон, то по идее с таким слабым ударом, я должен был проломить стену, или мой кулак должен был пройти через нее. Да уж, кажется я действительно проснулся.
С этими словами пациент сел на свою кровать.
- Эм, не могли бы рассказать что с вами случилось? И что вы помните из последнего прежде чем попали в кому?
- В кому говорите? Вообще-то это называют глубоким сном.
-Так вы действительно видели сон? За все эти два года?
- Два года говорите? Как по мне я пробыл там две сотни лет. Да уж, как же хорошо опять вернуться в молодость. Там я порядком одряхлел и подумывал сменить аватар, но теперь в этом нет необходимости.

200 лет? Всех шокировали эти слова, за исключением Бернарда.
Он на протяжении 10 лет изучал ОС( осознанное сновидения) и в практике наблюдал что людям видевшие ОС казалось что они там проводили приличное время.
"Однако 200?" Отметил он. Но больше всего его волновало поведение пациента. Несколько минут назад пациент сказал "опять попал в петлю".
Обычно люди попадавшие в петлю после пробуждения чувствовали себя невероятно уставшими и страдали от глубокой депрессии. Некоторые даже попадали в психушку. В редких случаях конечно.
Однако в лице этого юноши не отображались эмоции. Ни радости от того, что вернулся, ни капли признака дэпрессии и дэперсонализации, которые он наблюдал у других людей.
- Для человека пробывшего столько времени в коме, вы необычно спокойны.
Отметил Бернард.
- Ну когда проживаешь два века, то необычайным образом обнаруживаешь, что теряешь способность проявляет хоть какие-то эмоции.
С этими словами он улыбнулся опровергая то что он говорил ранее.
Однако, его улыбка была настолько страшной, что дежурный врач невольно нажал кнопку охраны сам того не замечая.
- Кажется вы ещё не утратили способность проявлять эмоции.
Сказал Бернард улыбнувшись.
- Вы можете рассказать все что с вами случилось?
Обратился к пациенту Александр Юрьевич теряя терпение.
-мм. Я конечно могу рассказать все по порядку, но это займет довольно долго времени. Хотя ладно. Дела чуточку могут подождать. И кажется мышцы за это время атрофировались, и какое-то время я не смогу нормально передвигаться.
- Мы все внимательно вас слушаем.

-Это случилось хм. Я уже не помню число. Но кажется был ноября. Конец ноября? В то время я практиковал ОС (как я и думал отметил Бернард) и у меня это довольно хорошо получалось. В конце концов я достиг уровня, когда мог входить в состояние фазы просто по желанию. По началу было очень круто. Ощущать себя богом своего мира. Но в то время я не знал об этих жутких тварей.
- тварей?
- Да. Своего рода существа разных категорий. Энергетические вампиры, призраки, монстры. И у каждых этих тварей была своя иерархия. По началу моей ментальной энергии было достаточно что бы справляться с ними, пока я не встретил их.
-Их?
Все сглотнули. Если бы посторонний человек, не знающий о ситуации, зашёл бы в эту палату и послушал все, что говорил этот юноша, он бы решил что это парень несёт какую-то ахинею. Бред! Но для людей находящихся в этой палате, каждое сказанное слово было очень важным.
- Да. Мы называли их аристокрами. Высшие вампиры.
- Мы?
- Да хватить перебивать. Вы не даёте мне сконцентрироваться.­ Думаете это простое дело, вспомнить что случилось столько лет назад?
- Прошу прощения. Продолжайте.
Ответил Бернард, но в то же время, он размышлял о его словах. Он сказал "мы" значит есть вероятность, что он мог встретиться и с другими, которые находятся в данный момент в таком состоянии.
- Я встретитил одного из них. Он был необычайно приветлив, и темной ауры я не ощущал. Поэтому я решил не выгонять его из своего сна. Он появлялся у меня в с нах несколько раз. Мы довольны сдружились. И однажды он предложил мне погрузиться ещё в глубокий уровень. Он сказал что поделиться со мной со своими знаниями. Я купился на это. И спустились на более глубокий уровень. Если говорить насколько, то это около 7000.
- 7000 уровень? Вы можете более подробно рассказать об этих уровнях?
- Ну все эти уровни очень разные. Обычный человек когда видит сон, он находится от 1 го по 10 уровня. Практикующие ОС начиная от 100 го уровеня дальше. Предела нет. Но я очень редко наблюдал человека ниже 1000 уровня.
- Почему вы пустились настолько глубоко?

Бернард знал о чем говорил этот парень. Его пациенты не редко говорили об этих уровнях, в которых обитали разные мистические существа. Конечно по началу, он сам в это не верил. Но после 10 лет исследований, и опросив более 2000 людей переживших это в практике, он с ужасом осознал, что все эти люди говорили об одном и том же. Все настолько детально описывали эти уровни, что у него в архиве образовалась большая карта мира снов, с описанием каждого уровня аж до 100 го.
- Я был просто глуп. Вы ведь тоже знаете это чувство, когда все считают вас важным, чувство что вы избранный. Или это только у меня было так? В то время я был высокомерным. Я думал, что они признали мою способность. Но на деле это оказалось ловушкой. Вообще-то, у этих энергетических вампиров было негласное правило. Не убивать людей. Не высасывать их энергию без остатка. Конечно об этом правиле я узнал чуть позже. Но из аристократии нашлись бунтовщики. И один из них обманом заманил меня 7000 уровень, где находилось то пространство. Там была красная дверь, и конечно доступ имели только аристократы. Меня заманили туда, и в течении долгого времени высасывали мою жизненную энергию. Там я пробыл около 50 лет.
- Вы хотите сказать что они выкачивали из вас жизненную силу на протяжении 50 лет?
- ну это примерно пол года по вашему времени.
- Почему они сразу не убили вас?
- они были довольно разумными существами. В этом не было ни какой выгоды. Убив меня, они просто получили бы максимальную разовую дозу. А если оставить человека в живых, то ментальная энергия, через какое-то время восстановиться. Однако ментальная энергия человека не безгранична. Когда нибудь она должна закончится. Что более важно, через 50 лет они привели других людей. Их было очень много. Число этих тварей тоже возросло. И в момент когда я был уже на пределе, мне в голову пришла гениальная идея.
-...
-Я занялся каннибализмом.
Все дрогнули.
- Я понимал, что если не сделаю это, то просто умру. Но я не делал это насильно. По началу это была простой просьбой. Но потом у меня созрел план. Я собрал всех этих 15 человек...

Не успел как пациент закончить свои слова, как Бернард с шумом упал назад, вместе со стулом на котором сидел. Все находящиеся в комнате ощутили настоящий шок. Ведь, ровно столько людей сейчас находились в коме, в данный момент. Бернард с ужасом осознал, что все эти люди, все это время, находились в том месте, о котором говорил этот парень. А другой учёный, точнее нейробиолог, который не верил во все эти бредни про мистических существ, осознал, что этот парень, сейчас говорил о реальный вещах.
- хм. С вами все в порядке? Неужели это вас так напугало? А ведь это цветочки, по сравнению с тем что случилось потом.
- Н-нет. Все в порядке. Для начала, вы можете называть имя хотят бы одного человека находящегося в том месте?
- Я знаю имя их все. И не только имя. Я знаю о них практически все. Ведь я поглощал их ментальную энергию, и мы вместе много чего пережили. Но прежде чем я начну, я хочу, что бы люди находящиеся за дверью зашли в палату.
- А?
Пискнул дежурный врач. Он только сейчас понял, что довольно сильно сжимал копку экстренного вызова охраны.
- Там кто-то есть?
Удивился Александр Юрьевич
- Двое людей. Кажется из полиции?
Наверное уже можно предположить, что эти люди просто устали каждый раз удивляться. Но когда видеооператор открыл дверь, все с ужасом поняли, что этот парень был прав.
- Прошу прощения. Мы не хотели вам мешать, но мы получили вызов.
- Это я. отозвался дежурный врач.
- У вас что стряслось?
- Н-нет. Все нормально. Может уходить.
Ответил Бернард. Однако даже не смотря на эти слова, он так же подумал, был бы лучше если бы они остались тут.
- Как?
Дрожащим голосом спросил Бернард.
- Что как?
-Как ты узнал что они были за дверью?
- Но это ведь... Ах да. Вы ведь просто люди. Как я мог забыть такое.
- Л-люди? А вы кто тогда?
- Я? Я больше не человек.
- Вы утверждаете что вы не человек?
- Да, вы абсолютно все правильно поняли.
По их телам прошли мурашки. Бернард сам того не осознавая начал дрожать.
- Если вы не человек тогда кто вы?
- Эм. Ну. Как сказать... В словах трудно сейчас объяснить. Да постойте. Вы что,хотите запутать меня полностью? Я ведь ещё не назвал имена всех людей, находящихся в том пространстве. Давайте договоримся, все по порядку. Иначе я запутаюсь, и могу все забыть. Все же слышали поговорку, "сны тают после пробуждения"?
- х-хорошо. Можете продолжать.
- ***
Пациент в разнобой начал назвать имена всех этих 15 людей. Не только имена, но и страну в которой они жили, национальность, вплоть до номера телефонов, и домашних адресов. Чем больше он говорил, тем больше он шокировал всех. Всех окутал настоящий ужас. Однако Бернард не смотря на эту дрожь в ногах, ощущал так же и трепет. Он чувствовал, что стал первооткрывателем нечто невероятного.
- Но как вы смогли вернуться? Раз вы говорите, что эти существа очень могущественны, как вы смогли выбраться из того пространства?
- Я обманул их. Я вел себя так, будто моя ментальная энергия находится на пороге нуля, и я скоро умру. И в то же время, собирал энергию у других людей. Звучит довольно банально, но через какое-то время, я уже был у состояние разобраться с одним из них. Когда в том пространстве остался только один из них, мы напали на него и съел. Потом я попытался открыть дверь, но ни чего не получилось. Мы были в ловушку. Оставалось только ждать, пока один из них не вернётся и откроет дверь. И когда это случилось, только мне одному удалось выйти через эту дверь, а у других не хватило энергии.
- И вы наконец проснулись? Все верно?
- Отчасти да. Отчасти нет.
- К-как это понимать?
- Я ведь уже говорил о времени да? Я пробыл в том пространстве около 50 лет. Как вы думаете, что я делал оставшиеся 150?
Все сглотнули.
- Можно поинтересоваться, как вы определяли время?
- У меня были цифровые часы. Обычно, в ОС время отображается в виде --:--. То есть времени нет. Но я заставил их работать как реальные. По началу я считал секундами, определив лимит, я перевел их в минуты, потом часы, сутки, месяц и наконец год. Эти часы одновременно отображали все.
- Но это невозможно!
Вскричал Бернард. Это было абсурдно. Ведь во сне все зависит от внимание и концентрации. Даже умелые практики отмечали, что во ОС не могли определить время, и стоило им переключить внимание на что-то другое, так и время и даже локация изменялась.
- это невозможно для людей.
Опять он сказал для людей, подумали все.
- Все потому что, ни кто из практикующих ОС не делали этого. Ни кому и в голову не приходило сделать нечто подобное. Да даже если бы и приходило, им не хватало внимания концентрации. Это сложно объяснить на словах, но я к этому шёл долгое время. И у меня все получилось. Я могу продолжить господа?
- Д-да.
Сглотнули Бернард.
- После того как я сбежал от туда, у меня было искушение вернуться в реальность. Но там остались другие люди. Они за это время стали мне очень дороги. Мне пришлось отбросить свою человечность и превратиться того, кого я призирал больше всего.
- В энергетического вампира?
- Вы схватывает все на лету. Все верно. Я поднялся на верхний уровень, и начал охоту на людей. Точнее на их ментальную энергию. На верхних уровнях, на ментальную энергию людей, установлено ограничение. И когда выкачивание энергии доходит до определенного лимита, человек исчезает. Вы наверное тоже это наблюдали в своих снах? Когда вы видели кошмарный сон, вас же выкидовало в определенный момент? Момент, когда вы становитесь очень слабыми или когда вас убивают?
- Вы делали это с людьми?
- Конечно. А ведь как иначе собрать энергию? Я качал её без остановки. Даже не считать во скольких снах я побывал. Из за избытка получаемой информации, через какое-то время, мне пришлось просто убивать людей во сне, в место того что бы пугать их. Так дело пошло быстрее, хоть и получаемая энергия уменьшилась. В конце-концов, когда моя энергия превысила порок, я эволюционировал. Я стал настоящим энергетическим вампиром. И теперь, для выкачивания энергии, мне было достаточно просто прикоснуться к человеку.
- Вот почему вы говорите что вы теперь не человек?
Однако пациент не ответил на этот вопрос. Он просто продолжил.
- Через 100 лет вернулся в 7000 уровень с смог открыть дверь.
Все задержали дыхание. Однако выражение пациента изменилось. Словно, он не хотел об этом говорить. Словно, это было нечто, о чем он хотел бы забыть.
- Там меня ждала ужасная картина. Из 15 людей, остались в живых только 8.
- Что случилось с остальными?
- Они исчезли. Их энергию полостью высосали.
- Но насколько мы знаем, все 15 включая вас, все ещё живы. Хоть они ещё не пришли в сознание.
-... Вы проверяли у всех мозговую активность?
После этих слов, Бернард осознал, что некоторые исследователи перестали обмениваться энцефалограммами. В то время он думал, что их верхушки решил прекратить обмен результатами.
"Так вот что случилось" подумал он.
- Это сделали они. Эти двое уродов убили их. А остальные едва были живыми.
- Они? Энергетические вампиры?
- Лоренс и Тайлор. Эти два ублюдка сделал это.
(Это имена тех людей попавших в глубокий сон)
- Заметив меня они убежали. Я не стал гоняться за ними. Разве они ещё не проснулись?
- Нет. На данный момент только вы один пришли в сознание.
- Вот как.
- Если вы сказали что смогли попасть туда через 100 лет, что вы делали ещё оставшиеся 50? И что случилось с остальными?
- хороший вопрос.
Улыбнулся пациент.
- Остальные должны были уже проснуться. Я последний вообще-то.
- Но мы не получали ни какой информации об этом.
- Ну естественно. Если эти два ублюдка все ещё спят, то это отличный шанс избавиться от них.
- Что вы имеете ввиду?
- Вы ребята просто не понимает во что они превратились. Как много вы знаете о фазе? Об ОС? Вы думаете, что люди способные черпать из этого пространства только знания и жизненную энергию?
Профессор Бернард понимал о чем он говорил. Люди способные находится на фазе, и способные видеть ОС, могли черпать от этого пространства знания.
- Когда высасываешь из человека его ментальную энергию, вместе с ней передаются и знания. Если сказать по другому, то вполне можно покопаться у него в мозгу. Но не только это. Убивая этих тварей, вскоре я осознал, точнее мы осознали, что впитывали в себя их способность и...
Не успел пациент закончить, как у дежурного врача позвонил телефон.
- О как вовремя. Может мне передать трубу?
Обратился пациент к дежурному врачу.
Все удивились. Создавалось впечатление, что он ожидал звонок.
- Э? Но.
Дежурный врач взглянул на свой телефон, и вдруг обнаружил неизвестный номер. К тому же, если он не ошибается, то в России не было номеров с таким кодом. Значит, звонок из другой страны.
- Не могли бы вы передать мне трубу?
Слегка раздраженным тоном спросил пациент.
- Х-хорошо. Но этот звонок, он точно...
- Дайте уже наконец ваш чертовый телефон.
Дежурный с дрожащими руками передал телефон.
-( английский) Да. Слушаю.
-... (Не слышно что говорят по телефону)
- (Анг) А ты довольно быстро. Но не стоил заходить так далеко.
-...
- (Анг) Я только что проснулся и вряд ли в таком состояние далеко уйду.
-...
- (Анг) да ну? Вы ребята уже собрались? Как же вы быстро. Ладно, подгоните мне транспорт.
-(/) чего? И как прикажите мне добраться туда? Я ведь..
-...
- (\} О? Да же так. В реальности тоже работает? Я ещё не успел проверить. Ок.

На этом звонок закончился. Из всех находящихся только Бернард хоть немного разобрался в их разговоре. По тому, что он говорил, Бернард предложил, что ему звонил один из проснувшихся. Что более важно, если это верно, то они собирались вместе. Но больше всего, его волновали слова " В реальности тоже работает?" И как они узнали номер телефона дежурного врача? И откуда они узнали, что именно сегодня он дежурный? И то, что он находился рядом с ним?!
- Ладно господа, меня ждут великие дела) Хех просто шучу.
- Вам сейчас запрещено покидать свою палату. По крайней мере, пока вы не реабилитируетесь полностью.
Предупредил Александр Юрьевич, на что пациент улыбнулся.
- Меня Зовут Кен. Могу я узнать ваше имя?
Обратился Кен к Александру.
- Я уже все знаю о вас. Меня зовут Александр Юрьевич, Нейробиолог.
- Очень приятно.
Протянул ему руку Кен. Всем стало не по себе, ведь он полностью проигнорировал Бернарда, который находился к нему ближе всех. Александр почувствовал тревогу, но все же решил пожать ему руку.
- Мне тоже очень приятно. Буду очень рад, если вы поможете нам, в исследовании и дальше.
- Боюсь, в этом больше нет нужды.
Иронично ответил Кен. Его улыбка дрогнула и не успел Александр переварить его последние слова, как сознание покинуло его. Он безжизненно рухнул на пол.
Остальные же испугались не на шутку. Дежурный врач начал отчаянно нажимать на кнопку, а оператор кинулся к двери в попытке сбежать из палаты. Однако, Кен не стал спокойно наблюдать за этим, и протянул руку в направлении к двери. Дверь которую успел открыть оператор, тут же закрылся с глухим звуком, а оператора отбросило назад. Дежурный врач от страха сам не заметил как его сфинктеры расслабились, и сейчас он мочился в штанах.
- Что ты такое?
Чуть ли не шепотом спросил Бернард.
- Ну я ведь уже говорил. Я не человек. С тех самых пор как побывал там, я более не человек. И другие тоже. Мы больше не люди. И у нас есть незаконченное дело.
- И какое же?
Позволил себе вопрос Бернард.
- Ну для вас это не секрет. Ни чего, из того, что вы у себя в голове надумали мы делать не будем. Мы просто хотим отомстить. Убить этих ублюдков.
Даже находясь в таком состоянии, Бернард смог сложить два на два. Он говорил о тех двоих, что убили других людей.
В это же время, оператор схватил штатив камеры и начал им размахиваться.
- Чудовище! Не приближайся! Охрана!!! Охрана. Где вы чёрт возьми?
- Заткнись!
С этими словами Кен протянул руку, и оператора что-то с силой отбросило назад. Ударившись об стенку, он моментально потеря сознание.
После этого он встал с кровати и начал движение в сторону двери. Посмотрев на дежурного врача, он с усмешкой спросил:
- Ахахаха. Что за жалкий вид? Что такое? Бесов ни когда не видел?
Дежурный врач, потеря сознания от страха окончательно.
В такой гнетущей атмосфере только Бернард смог сохранить сознание, и трезво оценивать ситуацию. Хотя если говорить на частоту, то он тоже был на пороге высвобождения своего мочевого пузыря, и едва сохранял самообладание. Но было ещё кое что, что не давало ему закричать или потерять сознание. Он только что увидел, подтверждение своей теории. Несколько лет назад, он опубликовал книгу под названием "мир снов", и вней ней говорил, что человек может научиться извлекать из снов знания и энергию. А в редких случаях открывать в себе разные способности. Все другие учёные смеялись над ним. А книгу, что он написал купили всего 500 человек. И вот сейчас, прямо перед глазами, он видит демонстрацию того, что он писал в книге.
- А вам кажется не страшно. Хм
-...
Бернард молчал. Пока что он старался привести в порядок свои мысли.
- Впервые такое вижу. Вам страшно и не страшно одновременно. Хех и такое бывает?
- Вы сказал что смогли впитать в себя их способности?
- Да.
- Но ещё не было...ещё...
- Ещё не было таких случаев? Все потому что за 100 уровнях это не возможно. И едва наберётся смельчаков, что смогли спустится ниже 1000. Это как, в той сказке с Алисой и кроличьей норой. Чем глубже спускаешься, тем больше чудес можешь увидеть. Но для обычного человека это нереально. Потому что, эти твари не позволяет спустя ниже, без сопровождения. И убить их можно только на нижних уровнях. Вот такой вот парадокс.
Удачи вам. Господин Бернард.

После этих слов, даже Бернард спустил струю.
"Он назвал меня по имени. Хотя ни кто и не говорил этого. Может быть у меня была именная табличка?" С этими словами он проверил свой халат. Ни какой именной таблички не было. Это парень, просто сходу узнал как его зовут. Он обернулся назад, и обнаружил что Кен уже покинул палату. После этого, его сознание угасло.

Музыка Тили-тили-бум (Страшная колыбель)
Настроение: Отличное
Категории: Рассказы# Осознанное сноведения.


ДНЕВНИЧОКкаффайной Сакурачки ))))) > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
Куда хотим поступать?Или уже поступ...
Помогите Хикарычу т.т
пройди тесты:
Трудный выбор чать38 (конец)
........
.....................
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх